Home Мои статьи Кто такие - мальчишки

Кто такие - мальчишки

Кто такие – мальчишки?

Воспитывать сыновей сегодня гораздо труднее, чем когда-либо прежде. Мир очень изменился: многие семьи отказываются от авторитарных методов воспитания, когда родители отвечали за все, решения не обсуждались, дети признавали родительский авторитет из чувства долга и преданности. Они перенимали от своих родителей четкие и незыблемые идеалы, которые впоследствии позволяли им действовать хотя и негибко, но уверенно и авторитетно в отношении своих собственных детей. В современной семье родители пытаются взять на себя руководство, но им не совсем понятно, как именно это сделать.

Чтобы понять, из чего «сделаны» мальчики, мы можем посмотреть, что их формирует:

физиологические силы,

мужские психологические задачи

мир мужской души.

Биологически мальчиков приводит в действие гормон тестостерон, один из тех, что оказывают самое мощное из известных миру влияний на поведение. Именно эта сила делает мальчиков агрессивными и заставляет их побеждать любой ценой. Хотя каждый мальчик развивается по-своему, три основных момента наблюдаются у многих: склонность к доминированию и агрессии, сильное импульсивное желание рисковать и повторяющиеся кратковременные периоды напряжения и расслабления. Соперничество за звание «короля горы», имеющее место во всех соревнованиях и непризнание авторитетов — таковы признаки биологической силы тестостерона. Мужские побуждения могут выражаться по-разному, но пинки, тычки и словесная агрессия распространены среди мальчиков во всех культурах мира.

Психологические мужские задачи и сила действует в области взаимоотношений. Ее импульс приходит из невидимого мира элементов развития и освоения. Сегодня мы, родители, вооружены множеством хороших книг по психологии развития детей, но в них все-таки недооценивается ключевой момент: то путешествие, которое должен совершить каждый мальчик, — переход через мост, через баррикаду, от матери к отцу. Мужчины мало говорят об отношениях, но если такое вдруг случается, то всегда всплывает общая тема — они ощущают себя «приклеенными» к матери, отчужденными от отца и плохо осознают свои мужские роли в мире и свою половую идентификацию. Большинство современных мужчин так и остаются на всю жизнь по материнскую сторону баррикады.

Когда мальчик только что родился, вполне понятно, что он сын своей матери. Он получает от нее молоко жизни, быть рядом с нею — блаженство, быть вдали от нее — смерть. Он и она — единое существо. Жизненная сила, которая цементирует их отношения, исключительна по своей мощи, любви и значению. Мать — начало всех начал. А где же отец среди этой любви между матерью и сыном? Отец определенно на втором плане. Задача отца — защищать и оберегать эту связь между матерью и сыном. Однако это не значит , что отец не должен участвовать в уходе за сыном и не может привязаться к нему. Многие отцы испытывают глубокое чувство потерянности и одиночества после рождения ребенка, которого они так долго вместе ждали. Отцу необходимо упорно стараться поддерживать тесную связь с матерью ребенка и присоединиться к матери в ее привязанности к новорожденному сыну. Отец, активно общающийся с сыном в первые годы его жизни, делает огромный вклад в будущее.

Между пятью и восемью годами психологическая сила толкает мальчика к переходу. Приоритеты идентификации смещаются от матери к отцу. Этот выбор сын делает неосознанно. Внутренний импульс мужской программы развития выталкивает его из материнского гнезда на мостик в мир отца. К девятилетнему возрасту сын может поставить авторитет матери под вопрос. Он медленно одевается и тянет время на любом пустяковом деле. Ну как она не понимает, что он и сам может перейти улицу и пойти с приятелями в кино? Все его друзья уже так делают!

Такие стычки между матерью и сыном вполне нормальный признак того, что отцу пора «принять огонь на себя», заняв центральное положение в семейной жизни. Живет он с женой или разведен — его роль ясна: само присутствие отца, его участие в жизни сына необходимы как предпосылка здоровья и внутренней силы будущего мужчины .

Мальчик в возрасте 8-10 лет будет стараться порадовать отца любой ценой. Даже если с виду мальчик ненавидит отца, глубоко в душе он жаждет отцовского одобрения. Любая похвала отца — пусть простое «Ну и парень!» — творит чудеса, давая сыну ощущение собственной ценности, способствуя его самопринятию, обучая его сотрудничеству с другими людьми. В этом возрасте любое критическое замечание или «щелчок по носу» ранят до глубины души. Если замечать признаки сыновней готовности покинуть мир матери и вступить в мир отца, то существенно уменьшим количество отрицательных эмоций, сопровождающихся чувством вины, растерянностью и гневом, вызванным трудным поведением мальчика. Он просто готов к смене позиций. Однако сделать это сам по себе мальчик не в силах. Он остановится в начале пути и будет ждать. Разве может кто-нибудь покинуть мир матери по своему собственному желанию? Этот мир был его вселенной с самого момента рождения. Здесь его кормили, купали, баюкали, пели ему песни, рассказывали сказки, ласкали, защищали, нянчили, носили на руках. Нет такого мальчика, которому было бы легко уйти из такого мира. И именно на этом переходе наша современная культура, вероятно, совершает ошибку в подходе к воспитанию мальчиков. Во всех моделях здорового развития предполагается, что мальчик должен отделиться от матери, но мы почему-то поняли отделение как разрыв. Из-за крепкой привязанности друг к другу матери и сына мальчик становится как бы ее частью, а мать превращается в часть сына. С точки зрения мальчика, полностью отделиться от самого важного для тебя человека — значит раздвоиться или отрезать часть самого себя. Поэтому неудивительно, что в наши дни многие мужчины даже в сорок лет ощущают себя скованными с матерью одной цепью.

Для того чтобы наши сыновья могли выстоять в этот переходный период, не получив при этом психологической травмы, родители, должны дать им возможность отделиться от матери наиболее мягким и естественным способом. Эволюционная задача мальчика, переходящего мост между матерью и отцом , состоит в том, чтобы сохранить свое отношение к матери. На привязанности к матери прорастают семена эмоциональной жизни мальчика, строится его взгляд на мир и способ общения с другими людьми. Эти семена посеяны в его сердце матерью, и он возьмет их с собой, уходя в мир отца. Матери теперь может отводится лишь второе место среди его привязанностей, но эти семена взойдут и прорастут в нем, расцветая умением строить приносящие радость отношения с окружающими, воспитывать себя и заботиться о других, глубоко чувствовать и выражать свои чувства. В процессе этого перехода биологическая сила толкает мальчика, а психологическая сила ведет его. Но должен прийти отец, который и перенесет мальчика через мост на другую сторону. Теперь главное место в душе мальчика принадлежит отцу. Его отсутствие или присутствие оказывает огромное влияние на поведение ребенка. Независимо от того, активный или пассивный характер носят отношения между отцом и сыном, сын узнает от отца, что значит быть мужчиной. Если отца подолгу не бывает дома, если он большую часть времени проводит на работе и сохраняет отстраненность от жизни семьи, приходя домой, если отец полностью предоставляет заботу о детях матери, то велика вероятность того, что и сын в своей будущей семье будет себя вести точно так же. Если отец жесток, склонен к увлечению алкоголем или бросил семью, то возможно, что и сын последует отцовскому примеру.

Мир отцовских взглядов и занятий одновременно и привлекает мальчика, и пугает его, кажется ему и заманчивым, и опасным. Мальчиков необходимо втягивать в мир взрослых мужчин с сочувствием, твердостью и отцовской любовью.

И третий фактор - это мир мужской души

Многое в том, как мы сегодня воспитываем мальчиков, ориентировано на формирование поведения. Памятуя о мощных физиологических и психологических силах, оказывающих воздействие на наших сыновей, мы можем понять, почему они нуждаются в установлении строгих границ и в любви.

Большинство осознает, что в каждом из нас есть нечто не поддающееся влиянию среды и воспитания. Все религии и философии мира обращаются к этому нашему ядру, душе, самости, центру.

Язык души лучше всего понимают поколения философов и поэтов, писавших об этой неуловимой человеческой сущности. Поэт XV века Кабир сказал: «Если вы не сможете отыскать, где спрятана ваша душа, мир для вас никогда не станет реальностью». Душа проявляет себя в наших снах, наших надеждах, нашем отчаянии. Она побуждает нас следовать собственной дорогой в жизни, но никогда не принимает за нас Решений. По некоторым причинам выбор нам всегда приходится делать самим. Мы можем порой игнорировать зов души, но будем ощущать ее присутствие в своих снах и грезах. Мы часто чувствуем, как она очень сильно «взывает» к нам, когда мы стоим на распутье.

Спустя годы мы оглядываемся назад и видим, что во всем был свой смысл. Подобно радару, направленному на нужный объект, сила души всегда с нами и, не подталкивая, все же направляет нас к решениям, которые мы должны обязательно принять. Мы можем по капле воспитать в них веру во внутренний голос, который некоторые называют душой, в эту тайную систему управления чувствами и интуицией, чтобы наставить их на путь, дающий жизнь, а не забирающий ее, путь утверждения жизни, а не отрицания. Чтобы помочь сыновьям быть честными с самими собой, мы должны научить их использовать чувства и ощущения в качестве руководящей силы при принятии решений, а это нелегкая задача. Но ведь мы же не хотим видеть, как они отрицают или игнорируют свои чувства. Родители хорошо знают, как трудно быть честным с собственной душой. Призывы души не всегда ясны, а половодье чувств захлестывает наших детей, и сигналы эти становится еще труднее интерпретировать. В годы отрочества начинаются поиски души, подростки пытаются выяснить, кто они — как отдельные существа — в этом мире, стараются постичь уникальность своего предназначения. И если по достижении двадцатилетия у них не появляется ясного представления о направлении духовного развития, то к сорока годам они могут погрузиться в трясину депрессии. Середина жизни дает еще одну возможность прислушаться к зову души и последовать ее советам. Как родители, мы можем увидеть особый жизненный путь своего сына. Чем лучше мы научим его принимать себя самого, тем вероятнее, что он решится рискнуть и построить свою собственную жизнь так, чтобы в мире оставить о себе добрую память. Сыновья жаждут, чтобы взрослые заметили, что они чувствуют, но не знают, как сказать об этом. Потребуется немало времени, умение смотреть и слушать, множество

проб и ошибок, пока вы научитесь правильно распознавать грани сыновней души. Но если нам удается понять что-либо правильно, наши сыновья начинают расцветать. Мы увидим, как глубоко они тронуты, — это проявится во взгляде, наклоне головы, выражении радости и ликования. Каждый из нас может припомнить момент, когда сам испытал такое. То мгновение, когда мы вдруг почувствовали себя увиденными, услышанными и понятыми. Лучшего чувства нет на свете.

Когда мы, матери и отцы, принимаем сторону сыновней души и продолжаем обучать их поведению среди людей, дети знают, что их любят так глубоко, как только может один человек любить другого, — вот тогда мы трогаем их души.